Украино-шведский банкир

Выпускник УАБД Владимир Пономарев уже полгода живет в Стокгольме и стажируется в головном офисе одного из ведущих шведских банков.
О своей жизни и работе в столице Швеции он рассказал журналисту "Данкора».

Берег шведский


— Владимир, как ты оказался в Швеции? Чем там конкретно занимаешься?

— Еще учась на 5-ом курсе академии, я начал работать в одном из харьковских банков и после покупки нашего банка крупной шведской финансовой группой стал работать в сфере управления рисками банка. Оказалось, что «мои» шведы на протяжении многих лет применяют практику обмена сотрудниками между головным офисом в Стокгольме и подразделениями за пределами Швеции, что позволяет использовать единые подходы во всех регионах присутствия — от Сингапура до Нью- Йорка. Я подал заявку на участие в конкурсе, и шведы отобрали мою кандидатуру. Так я стал первым украинцем — участником этой программы. Со мной заключили контракт, согласно которому я должен год отработать в головном офисе банка, после чего продолжить работу в Украине. Вот я с мая и работаю здесь. Мои основные обязанности на данный момент — реализация проектов по приведению системы контроля кредитных, рыночных и операционных рисков банка в Украине в соответствие со шведскими стандартами. Кроме того немаловажная задача — наладить взаимодействие между Стокгольмом и Киевом.

— Где живешь, удобно ли добираться до работы?

— Живу всего в трех километрах от работы в однокомнатной квартире, которую для меня снял банк. Он же оплачивает и мои коммунальные услуги — таковы условия контракта. На работу предпочитаю добираться пешком, тем более что по дороге могу любоваться историческим центром города и королевским дворцом.

— На каком языке общаешься с коллегами, есть ли среди них русскоговорящие?

— Поскольку у нас работает значительное количество иностранцев, коммуникация внутри банка идет на английском языке. Уровня моего английского вполне достаточно для работы, да и в остальных моментах незнание шведского практически не доставляет дискомфорта — английским в совершенстве владеет абсолютное большинство жителей Швеции. А не забыть русский язык мне помогают Ирина из Москвы и Лидия из Витебска, уже постоянно живущие в Швеции. Так что в этом плане, скорее, я им более полезен, чтобы они не забывали родную речь (смеется). А благодаря развитию интернета, сейчас вовсе не проблема увидеться и поговорить со своими украинскими друзьями.

— С возложенными на тебя обязанностями справляешься?

— Да, даже досрочно — скандинавы этим очень удивлены. Пришлось объяснять им, что сказывается опыт работы в Украине, где штат лимитирован и сотрудникам приходится справляться с большим количеством задач в сжатое время. Именно значительно меньшая загруженность сотрудников в шведской компании по сравнению с Украиной и поразила меня в первую очередь. Поэтому основная масса персонала приходит на работу и уходит строго вовремя. Приятно удивила также культура ведения совещаний: шведы, в отличие от украинцев, не превращают собрание в диспут. Консенсус находится почти всегда и, как правило, очень быстро. Зато большим, на мой взгляд, недостатком является узкая специализация сотрудников, которые порой не имеют понятия, чем конкретно занимается соседний отдел.

— С кем из «наших», кроме коллег, можно пообщаться в Стокгольме?

— Можно общаться с русскоязычной молодежью, которая по тем или иным причинам (учеба, летняя подработка, путешествия) оказалась в Стокгольме. Вообще, людей, говорящих по-русски, в Стокгольме хватает, плохо только, что далеко не все находятся в ЕС легально, не говоря уж о работе по специальности.

— А каковы твои коллеги в, так сказать, неформальном общении?

— Корпоративные праздники проходят довольно скучно и с небольшим, по нашим меркам, количеством спиртного. Если мероприятие проходит в офисе, то обычно не затягивается больше чем на час-полтора, возможны также выезды на природу с «добровольно-принудительной» игрой в упрощенную разновидность бейсбола — бренболл. Главная интрига игры заключается в том, сможет ли игрок, выпивший перед этим пару бутылок пива, попасть битой по мячу. Если шведы приглашают в гости, то в приглашении, помимо всего прочего, обязательно есть пункт «время окончания». Кстати, если вы, услышав имена некоторых моих коллег — Кеннет Андерссон, Хенрик Нильссон, подумаете, что это высокие блондины, похожие на Дольфа Лундгрена, то сильно ошибетесь, ведь довольно часто шведские имена берут представители других национальностей, чтобы избежать возможной дискриминации на этапе рассмотрения резюме при приеме на работу. Вот и мои коллеги — этнические китаец и пакистанец.

— Чем еще поразила тебя Швеция и шведы?

— Многие аспекты жизни в Швеции поначалу вызывали у меня удивление. По утрам на улице можно увидеть огромное количество людей в офисной одежде, которые добираются на работу на велосипеде — так дешевле, удобней и для здоровья полезнее. Здесь мужчины наравне с женщинами массово ходят в отпуска по уходу за ребенком. Когда я въезжал в съемную квартиру, со мной вообще произошла анекдотическая история в стиле Михаила Задорнова: агентство недвижимости посчитало своим долгом сообщить, что в трех кварталах от моего дома проводилась дезинсекция, поэтому тараканы оттуда могли перебежать ко мне!

— Когда возвращаешься домой, в Украину?

— Срок действия моего контракта истекает в мае 2010 г. Наверное, буду работать в Киевском офисе «своего» банка.

Шведские «странности»


Поведал Владимир Пономарев и о свободе шведских нравов. Так, с 2009 года в стране официально регистрируются однополые браки, а шведская церковь тоже не имеет ничего против венчания геев и лесбиянок. Ежегодный гей-парад «Stockholm Pride» по сути является сочетанием бразильского карнавала и первомайской демонстрации: среди его участников, помимо самих «виновников торжества», одетых в экстравагантные наряды, можно увидеть колонны представителей крупнейших шведских профсоюзов, несущих транспаранты с социальными лозунгами, представителей парламентских партий и даже членов правительства. Проституция в Швеции легализована, но при этом покупка (не предоставление, заметьте, а именно приобретение!) сексуальных услуг является уголовно наказуемым деянием — таким образом, государство защищает шведок от сексуальной эксплуатации. Что касается спиртного, то в стране введена госмонополия на торговлю спиртными напитками. Торговля ведется только через магазины госкорпорации «System Bolaget», которые работают строго до 19.00 по будням и 15.00 по субботам. В обычных супермаркетах можно купить только пиво или сидр, крепость которых до 4,2%. Таким образом, русское правило «сколько ни бери, все равно второй раз бежать придется» здесь, как видите, не работает.

— Тем не менее, — отмечает Владимир, — ко всем перечисленным «странностям» можно довольно быстро адаптироваться, и служат они лишь пикантным дополнением к главным достоинствам Швеции — высочайшим социальным стандартам, экологической культуре, общественной безопасности и широким возможностям для обучения, развития и самореализации.
Анатолий Калиниченко, газета "Данкор"
Гость

pivo tut 3,5% i prostituciya ne legalizovana... Smile

Дядя Миша

Наша семья гордится тобой,молодец!

view counter

Сейчас на форуме

Naira
Иван Иванов
Евгений Кудлай

Зарегистрированных 3
Гостей 958
Администраторов 0

Статистика

Всего тем на форумах 92318
Все сообщения 244634
Всего зарегистрированных пользователей 37573
Последний зарегистрированный пользователь martynahomar

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.