Блоги

Анатомия коммунизма. Часть 1

Из цикла "Декоммунизация по-сумски". Фрагменты книги "Переименование сумских улиц: амнезия или перезагрузка памяти?". Раздел І. В предвкушении декоммунизации

Вовращаюсь к публикации начала книги - Раздела І. В предвкушении декоммунизации.

В базовой задумке, представленной в оглавлении (Декоммунизация по-сумски. Часть 1), первая глава называлась "Эвтаназия коммунизма". Но в последний момент я передумал. Поэтому в блого-версии она озаглавлена "Анатомия коммунизма"

 

1.1. Коммунистическая идеология в современной Украине

Как известно, призрак коммунизма начал бродить по Европе приблизительно с 1848 года, когда апологеты марксизма написали свой первый программный документ – Манифест коммунистической партии. В принципе, призрак не имеет телесной оболочки, поэтому реального вреда от него, вроде, никакого. Так бы он, наверное, и бродил, оставаясь призраком, если бы в 1917 году уже другие люди не попытались воплотить коммунистическую идею в материальную субстанцию. В результате на свет появилось некое детище Франкенштейна, которое со временем окрестили Союзом Советских Социалистических Республик. Многие из ныне здравствующих сограждан, в том числе и автор этих строк, успели пожить в той общественно-экономической формации, которая когда-то называлась развитым социализмом. Поскольку из песни слов не выкинешь и свое прошлое не изменишь, огульно ругать Советский Союз не буду – по сути, он заложил моему поколению мировоззренческий фундамент, позволяющий сегодня участвовать в общественно-политической жизни, в частности, трезво рассуждать о декоммунизации.

Исторический эксперимент закончился в 1991 году. Тело коммунизма оказалось бренным, и, прожив среднюю жизнь одного поколения – всего-то 74 года, было похоронено. Казалось бы, на этом можно поставить точку – земная жизнь коммунизма завершилась, с ним покончено раз и навсегда. Если он кому-то был особенно дорог, то никто не запрещает о нем иногда вспоминать – свобода совести гарантирована Конституцией. И вдруг по истечении 25-ти лет покойного решили эксгумировать и снова похоронить, на этот раз еще более основательно и бесповоротно, стерев с географических карт многочисленные улики и упоминания о нем. Что это было? Историческая неизбежность, реальная необходимость, отвлекающий маневр, политическое шоу "по просьбам трудящихся" или что-то другое?

Помпезность кампании по декоммунизации дает основания полагать, что это был тот единственно правильный и недостающий радикальный шаг, без которого наше дальнейшее не то, чтобы движение в сторону "европейской мечты", а само существование были невозможны. Естественно, я не стану спорить. В наше время улиц Ленина, независимо от веры в его учение, быть не должно, топонимику надо приводить в соответствие с реалиями сегодняшнего дня. Вот только от того, что улица станет носить имя Иоанна Павла II ни бытие людей, ни тем более их сознание не изменятся. Действительно ли коммунизм в Украине до сих пор настолько силен и опасен, что потребовалось проводить всеукраинскую акцию, сопоставимую по масштабам с предвыборной кампанией в Верховную Раду, а по срокам – значительно превосходящую? Я не утрирую, смотрите сами – были задействованы советы всех уровней, общественность, вся вертикаль власти, профессионалы-историки, масс-медиа. Если на предвыборную кампанию отпускается примерно 3-4 месяца, то здесь со всеми промежуточными этапами – целый год. Пожалуй, только бизнес посматривал на все происходящее со стороны.

Вероятно, перед тем, как попытаться ответить на поставленные вопросы, будет уместно вспомнить слова Авраама Линкольна на предмет того, что можно обманывать часть народа все время, и весь народ – некоторое время; но нельзя обманывать весь народ все время. Это я к тому, что "некоторое время" продолжительностью чуть более 70 лет закончилось, и "весь народ", наконец, избавился от маниакальной идеи построения светлого коммунистического будущего. Но осталась "часть народа", которая упорно продолжает настаивать на том, что им лучше, когда их постоянно обманывают.

Коммунизм, как и любое другое воплощенное в жизнь учение, двойственен по своей природе. С одной стороны, его можно рассматривать как идеологию, образ мышления, может быть даже, как веру. В этом случае коммунизм остается тем же, в принципе, безобидным призраком, бороться с которым нет смысла. С другой стороны, коммунизм, воплощенный в практику, – это уже серьезней, это уже не образ мышления, а образ жизни, профессия, особая каста людей. Хорошее определение "коммуниста" когда-то в одном из выпусков "95-го квартала" дал дед Парас: "Если ты коммунист, ты должен чай пить без сахара, без заварки, а не на мерседесах ездить…" В этой фразе, собственно, и кроется все дуалистическое уродство современного коммунизма. Кстати, и основоположники марксизма, и его последующие практические интерпретаторы были людьми далеко небедными и чай без заварки не пили. Сегодня коммунизм в нашей стране превратился в обычный бизнес, экзотический способ зарабатывания денег на доверии той части населения, которая не желает смотреть исторической правде в глаза.

Написав это, вдруг отчетливо услышал мысленное передергивание затвора. Товарищ, если ты настоящий коммунист и действительно чай пьешь без заварки, пожалуйста, прости и не обижайся на меня за все, что я тут о тебе говорю. Я сам когда-то был членом КПСС, партбилет и учетная карточка до сих пор лежат где-то в сейфе. Становился коммунистом я в армии, не по убеждению, но и не ради корысти. Я и миллионы других были пешками в большой политической игре, которыми обычно жертвуют ради получения иллюзорного идеологического превосходства. Свою единственную преференцию от партбилета я получил, когда в 1982 году пришел подавать документы в аспирантуру. Мне строго ответили, что на этот год уже мест нет, но, заглянув в анкету, вдруг передумали, со словами, что же вы сразу не сказали… Будучи молодым и наивным, я удивился, и ничего не понял. Это потом дошло, что партийность по тем временам при прочих равных условиях давала преимущество. В общем, неизвестно, в каком направлении пошла бы дальнейшая жизнь, если бы не эта, на первый взгляд, совершенно незначительная мелочь. Однако вернемся к коммунизму.

Коммунистов можно классифицировать на скрытых и явных. Явные коммунисты – это те, за кого голосуют в открытых партийных списках при выборах в советы разного уровня. Скрытые коммунисты – это те, кто за них голосует. Явных коммунистов значительно меньше и они не очень опасны, т.к. в любой момент могут сменить политическую окраску (профессию), что наша не очень продолжительная независимая история демонстрировала неоднократно. То есть, еще не факт, что явные коммунисты по своей гносеологической сущности являются таковыми. Скрытых коммунистов все еще много, но их тоже не следует пугаться, т.к. уровень производимого ими шума постепенно затухает, что будет показано ниже.

Кроме того, коммунистов можно классифицировать на активных и пассивных. В нашей интерпретации, активный коммунист – это тот, который постоянно участвует в выборных кампаниях всех уровней, тем самым формируя суммарный процент голосов скрытых почитателей коммунистической идеологии. Пассивные коммунисты никогда не ходят на выборы. Это коммунисты по убеждению, можно даже сказать "коммунисты в законе". О том, что они являются таковыми, никто даже может не догадываться до тех пор, пока это случайно не всплывет в разговоре. Корректно учесть численность пассивных коммунистов прямыми или косвенными методами довольно сложно, поскольку они формально себя никак не проявляют и ни на что не влияют. Поэтому их можно вообще исключить из статистических выборок. Как носителя коммунистической идеологии пассивного коммуниста для общества не существует. По нашим осторожным эмпирическим оценкам, численность коммунистов по убеждению, которые, тем не менее, никогда не ходят на выборы, может составлять порядка 5-10 % от количества дееспособных граждан страны, которым на момент обретения Украиной независимости исполнилось 45-50 лет. Сегодня – это лица в возрасте старше 70 лет. Таковых на начало 2015 года насчитывалось около 4,7 млн. человек. Тогда по расчетам выходит, что пассивных коммунистов в обществе на данный момент может быть порядка 235-470 тыс. человек. Согласно официальной статистике, численность постоянного населения страны в возрасте от 20 лет и старше, которое в выборной терминологии именуется "электоратом", на 01.01.2015 года составляла 33,8 млн. человек. Следовательно, удельный вес пожилых людей с закоренелыми коммунистическими взглядами, которые они никак не проявляют, в общей численности потенциальных избирателей сегодня оценивается от 0,7 до 1,4 процента.

Что же касается молодых людей (скажем, в возрасте до 40 лет), которые имеют стойкие коммунистические убеждения, безотносительно того, ходят они на выборы или нет, то, простите за дерзкое сравнение, их в обществе намного меньше, чем людей с той самой нетрадиционной ориентацией.

Далее мы также на цифрах покажем, что количество людей, страдающих коммунизмом, в современном обществе, в основном, зависит от двух групп факторов: объективных – возрастной структуры населения (фактор сознания) и субъективных – текущей общественно-политической ситуации в стране (фактор бытия). Фактор сознания по своей математической сущности описывается экспоненциально убывающей константой, которая соответствует некоему, скажем так, фоновому уровню коммунизма в обществе. Фактор бытия является случайной переменной, формализовать влияние которой на так называемую "функцию коммунизма" в математическом виде затруднительно. Субъективные факторы выходят на поверхность в периоды политической нестабильности, социально-экономических кризисов и прочих деструктивных событий. Некоторые специалисты называют это состояние общества деструктуризацией сознания. В зависимости от ситуации действие субъективного фактора может проявляться в виде краткосрочного повышения или понижения фонового уровня коммунизма.

На наш взгляд, аксиомой является то, что полностью стерилизовать общество от коммунистических идей не только невозможно, но и небезопасно. Если гипотетически убрать фоновый уровень коммунизма, то резистентность государственного организма резко снизится, т.е. организм перестанет сопротивляться "эпидемиологическим" ситуационным проявлениям коммунизма (в более актуальной интерпретации – сепаратизма), ограниченного во времени или в пространстве (территориально). У государства должен быть устойчивый иммунитет против коммунистической идеологии. Поэтому в организме (т.е. в государстве) всегда должно быть немного коммунизма. Главное, контролировать, чтобы количество сторонников коммунистической идеи не достигло критической отметки, после которой может начаться "эпидемия". Критерием этого порога, возможно, является проходной барьер для политических партий и блоков на выборах в местные советы и в Верховную Раду. В разные годы независимости Украины этот порог составлял 3, 4 и 5 процентов.

Думаю, мы не будем оригинальными, если скажем, что уровень распространенности коммунистических идей в современной Украине лучше всего характеризуют результаты парламентских выборов среди политических партий и предвыборных блоков, а также некоторых президентских выборов. Всего за годы независимости у нас состоялось 7 парламентских выборов, в том числе 2 досрочных, и 6 президентских выборов, в том числе 2 внеочередных.

Наиболее показательными, на наш взгляд, являются парламентские выборы, которые дают достаточно реальное представление о текущих настроениях в обществе. Первые парламентские выборы прошли в 1994 году, последние – в 2014 году. Стоит отметить, что все эти годы Украины искала и продолжает искать идеальную для себя формулу избирательной системы – в лучшем случае только смежные парные выборы проходили по одинаковым правилам (например, в 1998 и 2002 года, в 2006 и 2007 годах). Однако если приглядеться внимательней (сроки проведения кампании, степень предвыборной напряженности, исходная диспозиция участников, влияние админресурса, фальсификации и т.д.), то можно констатировать, что одинаковых парламентских выборов в Украине пока еще не было.

Детальную информацию отдельно по каждым парламентским выборам можно без проблем найти в сети Интернет. Такая информация в сводном виде по всем выборам одновременно, скомпилированная нами из разных источников, представлена в Приложениях (в блого-версии отсутствуют). Здесь также приведены данные о проценте голосов, набранных политическими силами левого толка на выборах в Верховную раду Украины и сводная информация об основных результатах президентских выборов в Украине. Данная информация является базовой для всех дальнейших рассуждений и обобщений.

В контексте данного исследования нас, прежде всего, интересует информация о представительности коммунистических убеждений в современном украинском обществе за годы независимости. Судить о динамике данного явления в количественном измерении, как отмечалось выше, можно косвенным методом по проценту голосов, набранных политическими силами, исповедующими коммунистическую идеологию, на парламентских и президентских выборах. Столпом коммунистической идеологии всегда являлась Коммунистическая партия Украины (далее – КПУ), будь то в прежние годы в составе КПСС, или в новейшей истории как самостоятельная политическая сила. В независимой Украине эта партия никогда не была правящей, но на разных этапах имела определенные взлеты, которые оканчивались неминуемым падением. Вообще, как показывает мировой опыт, в странах с развитой демократией партии крайне левого толка обречены на забвение – их удельный вес в суммарном количестве голосов избирателей обычно не превышает уровень стандартной статистической погрешности социологических выборок. Принято считать, что эта погрешность не должна превышать 3-х процентов при 5-процентном уровне значимости. Если европейский вектор действительно является "украинской мечтой", и мы продолжим движение в этом направлении, то о политических силах, стоящих на коммунистической платформе и имеющих влияние в обществе, в скором времени можно будет забыть.

Но пока в качестве объекта исследования мы рассматриваем, скажем так, переходной период от "развитого социализма" к цивилизованному человеческому обществу. В экономической теории есть понятие "страна с переходной экономикой". Этот период у нас формально закончился 30 декабря 2005 года, когда применительно к Украине вступил в силу статус страны с рыночной экономикой, предоставленный Европейским Союзом. Вместе с тем, общественные отношения, которые в прежних формулировках назывались надстройкой, всегда остаются более инертными по сравнению с базисом – производительными силами. Поэтому для повышения аргументированности выводов мы вынуждены принимать во внимание инертность и изменчивость сознания населения, которое может быть приписано не только к исключительному электорату КПУ, но и других политических сил левого толка. Именно эта часть избирателей является источником ситуационного перетекания голосов между конкретными партиями и блоками, исповедующими схожие политические идеологии.

Вообще грань между идеологической платформой партии и ее названием иногда очень тонкая. В новейшей истории представителем "махрового коммунизма" считается КПУ. Однако, как показывает практика, перед очередными выборами на поверхность всплывали карликовые или одноразовые коммунистические проекты и альянсы. Например, в 2002 году на парламентских выборах баллотировались Коммунистическая партия Украины (обновленная), Коммунистическая партия рабочих и крестьян. Были случаи, когда в названии политической силы упоминание о коммунистической принадлежности отсутствовало, однако по факту партия стояла на коммунистической или марксистско-ленинской платформе. Ярким примером является Прогрессивная социалистическая партия Украины (1998 год) и предвыборные блоки Натальи Витренко с участием этой же партии (2002, 2006 года).

Иногда с точки зрения практической значимости название и программная установка партии, в сравнении с ее реальными действиями в политике, отходят на второй план. Например, та же Прогрессивная социалистическая партия Украины (далее – ПСПУ) на первое место ставит не столько пропаганду коммунистической идеологии, сколько осуществление конкретных практических действий, являющихся, по сути, более деструктивными и опасными, нежели простое "промывание мозгов" населению. Читаем в Википедии: ПСПУ – пророссийская партия в Украине, во внешней политике выступает против евроинтеграции, за выход Украины из ВТО и МВФ, за создание нового союза Украины, Беларуси и России, является организатором многочисленных антиНАТОвских протестов и акций. Во внутренней политике выступает за федерализацию и придание русскому языку статуса государственного, не приемлет Киевский патриархат и УГКЦ, не признает частной собственности на землю, а также ОУН-УПА в качестве законной воюющей стороны и т.д. Мне кажется партии, напрямую позиционирующие себя с коммунизмом, настроены менее радикально по отношению к существующему режиму, нежели партия, использующая в своем названии слово "социалистическая".

Тем не менее, мы не беремся утверждать, что все социалисты являются резервом коммунистов или проводником коммунистических идей, скорее наоборот, но то, что и социалисты, и коммунисты относятся к политическим силам левого толка – это однозначно. Разница состоит лишь в степени их программной радикализации и отдаленности от политического "центра". Впрочем, понятие "идеологический радикализм" в большинстве случаев следует рассматривать применительно к текущей ситуации, сложившейся на политическом олимпе в канун тех или иных выборов. Конъюнктурные соображения заставляли некоторые карликовые партии, перед тем как навсегда покинуть место под солнцем, пробовать себя в составе разных политических сил, как социалистического, так и коммунистического блоков. Понимая, что у подобных альянсов шансов на преодоление проходного барьера практически нет, они все же добывали десятые или сотые доли процентов, которые отжимались у игроков более тяжелых весовых категорий. Такие партии и блоки обычно рассматриваются в качестве одноразовых технических кандидатов-конкурентов.

Очень часто решающую роль в выборах играет не поддержка той или иной партии или предвыборной программы, а имидж и репутация её лидеров, сформировавшиеся на протяжении длительного времени. Образно говоря, люди идут не за фасадом политической силы и тем, что на нем написано, а за конкретной личностью, обладающей определенной харизмой. Для примера можно вспомнить Наталью Витренко, Петра Симоненко, Александра Мороза, Виктора Ющенко, Юлию Тимошенко. Менялись названия партий и блоков, но избиратель шел не за идеей, а за конкретным лидером. Стоило, например, Александру Морозу в июле 2006 года предать идеалы своих многолетних избирателей и договоренности с тогдашними политическими союзниками – "Нашей Украиной" и БЮТ, вступив в "антикризисную" коалицию с Партией регионов и коммунистами, как дела Социалистической партии резко пошли на убыль. Сейчас на политической арене в числе тяжеловесов такой партии не существует.

Из сказанного следует, что для ретроспективного мониторинга распространенности коммунистической идеологии в современной Украине нельзя из контекста левого лагеря вырывать только приверженцев КПУ. Как минимум следует рассматривать два блока – коммунистический и социалистический со всеми стоящими за ними партиями и политическими альянсами.

Ниже в инфографике представлена таблица 1.1. Здесь содержатся обобщенные данные о проценте голосов, набранных политическими силами левого толка, на парламентских и президентских выборах в Украине за период с 1994 по 2014 годы. Президентские выборы 1991 и 2014 годов, на наш взгляд, не являются показательными, поскольку проходили в форс-мажорных обстоятельствах. Поэтому в таблице 1.1 их результаты не учитываются.

В более наглядной графической интерпретации данные таблицы 1.1 представлены на рисунке 1.1. Из диаграммы в частности виден волнообразный затухающий характер распространенности левой идеологии в обществе. Пик популярности пришелся на президентские выборы 1999 года, когда левые силы в сумме набрали почти 45 % голосов, поровну коммунисты и социалисты. На очередных президентских выборах в 2004 году суммарный процент голосов упал до 13 %. Однако на парламентских выборах в 2006 и 2012 годах уровень доверия левым силам вырос до 15 %. Причем, если в 2006 году – в основном за счет социалистов, то в 2012 году – за счет безоговорочного преимущества коммунистов. Минимальное доверие левые имели на очередных президентских выборах 2010 года – 3,9 %. Диаграмма также наглядно демонстрирует постепенный уход с политической авансцены после 2006 года партий социалистического блока – в 2014 году они набрали менее 0,1 % голосов.

Фото

По тематике

Борис Семененко
Анатомия коммунизма. Часть 2

Из цикла "Декоммунизация по-сумски". Фрагменты книги "Переименование сумских улиц: амнезия или перезагрузка памяти?". Раздел І. В предвкушении декоммунизации...

Борис Семененко
Почетные граждане улиц разбитых фонарей. Часть 3

Из цикла "Декоммунизация по-сумски". Фрагменты книги "Переименование сумских улиц: амнезия или перезагрузка памяти?". Раздел ІІ. Жить стало лучше, жить стало...

Борис Семененко
Почетные граждане улиц разбитых фонарей. Часть 2

Из цикла "Декоммунизация по-сумски". Фрагменты книги "Переименование сумских улиц: амнезия или перезагрузка памяти?". Раздел ІІ. Жить стало лучше, жить стало...

Борис Семененко
Почетные граждане улиц разбитых фонарей. Часть 1

Из цикла "Декоммунизация по-сумски". Фрагменты книги "Переименование сумских улиц: амнезия или перезагрузка памяти?". Раздел ІІ. Жить стало лучше, жить стало...

Борис Семененко
Декоммунизация по-сумски. Часть 10

Фрагменты из книги "Переименование сумских улиц: амнезия или перезагрузка памяти?" Жить стало лучше, жить стало веселее? Новыми улицами старого города... 1

view counter
Загружаем курсы валют от minfin.com.ua
Чорний телефон (Скотт Дерріксон, 2021)
Чорний телефон (Скотт Дерріксон, 2021)
Кино Кінопалац "Дружба"
18.45
Щоденник гопника (Івіца Зубак, 2017)
Щоденник гопника (Івіца Зубак, 2017)
Кино Планета Кіно
18.45
Елвіс (Баз Лурманн, 2022)
Елвіс (Баз Лурманн, 2022)
Кино Планета Кіно
11.00; 14.00; 17.45
Я - панда (Домі Ші, 2022)
Я - панда (Домі Ші, 2022)
Кино Кінопалац "Дружба"
10.00
Морбіус (Даніель Еспіноса, 2022)
Морбіус (Даніель Еспіноса, 2022)
Кино Планета Кіно
15.15

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.