Владислав Ивченко: «Метафора моего романа - это борщ»

Сумской писатель и журналист не так давно издал свой новый, уже 9 по счету, роман. Об этом романе, о современном писателе, о читателях, о том, стоит ли писать, и о многом другом мы поговорили с Владом.

Владислав Ивченко на презентации своего последнего романа на "Книжном Арсенале".

фото: Olga glazamiobektiva.com.ua

Об актуальном

- Не так давно была презентация твоей новой книги «Одиссея лучшего сыщика республики». Расскажи о ней.

- Это уже пятая книга из серии о приключениях Ивана Карповича. Она приключенческая, легкая, веселая, интересная. Широкая география событий: болота под Петербургом, степи юга Украины, степи у Волги, Одесса, Трансильвания, Черное море, Болгария, Греция, Ионическое море, Средиземное море, итальянские острова, Барселона, Слобожанщина. Также очень разные жанры задействованы в книге: детективные истории, приключенческие истории, криминальная сага и тому подобное. Я люблю перемешивать и играть разными жанрами в серии с Иваном Карповичем. Несмотря на то что книга толстая, читается она очень легко.

- В последнее время ты даже занялся модерированием встреч сумчан с иногородними писателями…

- Да, не так давно приезжали Марк Ливин и Богдан Логвиненко, у которых я выступал модератором. Иногда ко мне обращаются люди с просьбой промодерировать встречу. Если люди хотят, я стараюсь провести им еще пешеходную экскурсию по городу.

Про книги и про читателей

- Ты пишешь «толстые» книги. Как это соотносится с тем, что люди все меньше читают и мало кто сейчас воспринимает длинные тексты?

- Есть несколько тенденций. С одной стороны, люди все больше времени проводят в Интернете, и понятно, что в Интернете пользуются большим спросом короткие тексты. И классические лонгриды, которые необходимо читать час или два, как будто отходят. Поэтому кажется, что есть смысл писать тоненькие книжки. Но, с другой стороны (и это парадоксальная ситуация!), достаточно хорошо продаются и имеют широкую аудиторию толстые романы. Сейчас происходит «Ренессанс» в сетевой литературе. Сейчас очень много издается таких толстых романов, больших историй с большим количеством героев. Многие люди пресыщены таким клиповым интернетным письмом, что сегодня одно, а завтра другое... И поэтому люди требуют такого классического спокойного нарратива, который дает именно толстый роман. Это во-первых. А во-вторых, мне кажется, что сейчас в украинской литературе (и это сейчас очень заметно) многие авторы, особенно молодые, мыслят не напрямую литературой, а мыслят книгу как проект. Они так считают, что не важно содержание, главное - оформление, главное - сделать так, чтобы книга была событием. Книга - это модная такая штучка. А если ты еще модный автор, то, в принципе, можно издавать эти книги и люди будут на вау вестись. В этом смысле, я с одной стороны, понимаю, что моя книга для части аудитории, так называемых хипстеров, чужая. Потому что такая толстенная книга и автор живет где-то в провинции, который вовсе не модный, и не раскручивает эту книгу. Вот пример: на «Арсенале» Катя Бабкина представила свою новую книгу «Счастливые голые люди». Там был хит: те, кто придет голым на презентацию книги, получат ее бесплатно. Несколько человек таки пришли голыми. И это событие получило огласку. Это такой подход ... Я его не осуждаю, но отношусь к людям более традиционного взгляда. Для меня главное - в книге, а не вокруг нее. И мне кажется, что мои читатели поддерживают эту точку зрения. В самом «Арсенале» таких толстых книг художественной литературы, пожалуй, не было. Я не ставлю перед собой такую цель, чтобы книга была толстая. Просто есть некая логика процесса: ты понимаешь, какие истории хочешь рассказать, и пишешь эти истории, и получается такой объем. Слава Богу, издатель не говорит: давай урезай в три раза или в два раза, потому что нам нужна «такая» книга. И читатели тоже не жалуются.

- Кто твой читатель?

- Нет такого, чтобы я сел перед написанием книги и сказал: «Мой читатель - это мужчины от 40 лет с доходом выше среднего и т.п и я буду писать для этой аудитории, а на всех остальных мне плевать». Такого нет. Возможно, это не очень профессионально, но для меня главный читатель - это я. Мне важно, чтобы мне нравилось то, что я пишу. И я пишу так, чтобы я был в восторге. Большинство моих читателей покупают книги, потому что покупали раньше мои книги из этой серии или другие мои книги. Люди, которые купили одну книгу Ивченко, с большой вероятностью купят и другие мои книги. На этот раз, неожиданно для меня, на презентации в Киеве, а также в Сумах было много девушек. Если раньше аудитория на презентации была - две трети мужчин, одна треть девушек, то сейчас девушек стало больше. И это мне нравится, потому что традиционно считается, что женщины в среднем читают больше. И мне кажется, что моя книга очень широка. Там что-то найдет подросток, что-то найдет молодой человек, что-то найдет человек среднего возраста, что-то найдет человек пожилого возраста.

О писателях

- Как ты относишься к определению «писатель»?

- Я немного еще смущаюсь. Вот сегодня знакомился с человеком, и он спрашивает меня: «А вы кто?». Отвечаю: «Я писатель», и мне немного неудобно. Дело в том, что до сих пор слово «писатель» у нас в Украине имеет какую-то такую ауру: «О, писатель». Хотя на самом деле мне кажется, что слово «писатель», как и на английском «writer», это просто человек, который пишет. И когда на Западе человек говорит, что он «writer», то это означает, что он пишет. А что уж он пишет: рекламу, или статьи в газету или журнал, или сценарии, или книги - это неважно. А у нас, мне кажется, еще с советских времен есть такое, что «поэт в России больше, чем поэт», и писатель - это тоже больше. Поэтому куча людей мне говорят: «А почему Вы решили, что Вы писатель?». Как вот Бродского спрашивали на суде: «А чем Вы докажете, что вы поэт?» - «Так я пишу стихи». «Ну и что?». У поэта что «корочка» должна быть? Так и здесь. И мне кажется, здесь доказывать ничего не надо. Я пишу. И в принципе, это единственный для меня источник доходов. Но некоторая неловкость у меня все-таки есть. Я думал, чем заменить «писателя». Говорить, что я автор - это тоже как-то высокомерно. Говорить: «Я - производитель текстов». Ну тоже как-то удивительно звучит. Как это сформулировать? И поэтому я говорю, что я писатель. И тогда люди начинают воспринимать это так, что я хвастаюсь или еще что-то. Хотя это просто констатация факта.

- А как насчет «профессиональных писателей», живущих исключительно литературными доходами?

- Таких людей мало в Украине. Потому что, к сожалению, литература в Украине кормит не слишком обильно. Поэтому люди вынуждены искать приработок в каких-то смежных областях. Кто-то начинает писать эссе или колонки для СМИ, кто-то идет в область киносценариев и тому подобное. Людей, которые живут чисто на литературные гонорары, немного. Профессиональный писатель - это человек, который зарабатывает литературой. Это раз. Второе, это писатель, который холодно относится к тому, что он делает. Вот Кокотюха, он говорит: «Для меня хорошая книга - это книга, которая хорошо продается». По словам Кокотюхи, «единственный настоящий критик - это продажи». С этой точки зрения я не могу считать себя профессиональным писателем. Потому что для меня все же до сих пор категорически важно, чтобы я получал удовольствие от того, что написал. И поэтому, наверное, в этом смысле, я до сих пор любительский писатель. Я не могу с холодным сердцем сказать: «Чуваки, что надо? Сейчас напишу вам любовный роман, будете плакать, а потом будет хэппи-энд ...» Ну, мне это неинтересно. Пока жизнь не заставляет идти по этому пути.

О целях и интересах

- То есть ты пишешь только то, что тебе интересно? И вовсе не считаешься с современными трендами?

- Ну, как-то специально, чтобы я сидел и занимался серфингом трендов, конечно нет. Но понятно, что я не живу в башне из слоновой кости и совершенно исключен из всех процессов. Я также сижу в фейсбуке, бываю на книжных выставках, общаюсь с коллегами, и в принципе, понимаю, какие сейчас темы актуальны, которые волнуют людей, но для меня важно, чтобы эта тема срезонировала со мной. Вот как я писал книгу «2014». Не то чтобы я сел и подумал: «Сейчас будет хороший спрос на романы о Майдане и про войну, и я буду его удовлетворять». Нет, было все наоборот - я просто почувствовал, что хочу об этом написать.

Я понимаю, что, занимаясь писательством, ты не станешь звездой или не станешь миллионером. Потому что если ты хочешь стать звездой или миллионером, то иди в футбол или пиши код - там вероятность больше. Сейчас есть спрос на то, что я делаю: есть издательства, которые меня издают, есть читатели, которые покупают. Сложилась достаточно уравновешенная ситуация: я могу заниматься своим любимым делом и могу этим делом более или менее зарабатывать. И у того, что я пишу, есть читатели. Сказать, что у меня есть какое-то желание стать властелином настроений, или чтобы весь Интернет шумел на тему: а что там утром сказал Ивченко про то или про это ... Ну, во-первых, я понимаю, что этого не будет. А во-вторых, на фиг это нужно? Мне лучше жить такой тихой частной жизнью и быть в стороне от информационного мейнстрима. Мне кажется, что так комфортнее.

- Есть у тебя какая-то большая цель или, скажем так, мечта чего-то достичь в писательском деле?

- У меня нет такой цели, которая была бы сама по себе. Есть тактические цели. Есть вот задумка: я хочу написать книгу. Если есть время - я ее пишу. Если времени нет - она «висит», я мечтаю ее написать. Больше у меня целей нет. Продаваться лучше Кокотюхи или еще кого-то - мне такая цель не очень интересна. Если у меня будет возможность писать и издавать то, что я хочу писать, - вот и вся моя цель. Классно. Никаких других глобальных целей у меня нет.

- Я знаю, что ты принимаешь участие в конкурсах и время от времени побеждаешь. Какое у тебя отношение к конкурсам?

- Хорошее. Лично для меня и для любого начинающего автора это очень важно, и это одна из немногих возможностей достучаться до издательства. Первая моя книга, которая вышла в издательстве, вышла благодаря тому, что я вместе с соавтором Юрием Камаевым выиграли третью премию «Коронация слова». «Коронацию слова» много критикуют, говорят, что они всякий шлак публикуют. С этим можно спорить, можно соглашаться. Но свою работу, как стартовая площадка для начинающих авторов, она выполняет. Очень много современных украинских авторов начинали с выигрыша, или диплома, или какой-то награды от «Коронации слова». После нашей победы с Юрием Камаевым к нам подошли представители издательства КСД. И поэтому я начинающим писателям советую участвовать в конкурсах, и сам участвую, и это касается не только «Коронации слова».

О языке

- Ты сейчас пишешь только на украинском? Ведь раньше писал и на русском.

- Сначала я вообще писал только на русском. Примерно с 1998-го по 2004-ый я писал исключительно на русском. Затем примерно с 2004-го по 2007 год я писал и на украинском, и на русском. А потом увидел, что у меня мозг настраивается на какой-то один язык, и надо было выбирать. Тогда я уже окончательно перешел на украинский, а на русском я писал только авторские переводы.

- Были у тебя мысли о переводе своих произведений на иностранные языки?

- Мысли были, но хороший перевод стоит хороших денег. Это дорого. Поэтому делать это самостоятельно и стучаться со своими переводами в издательства - я не очень вижу в этом смысл. Меня поразила история с Курковым, который долго самостоятельно делал переводы своих произведений, рассылал и только через 15 лет преуспел в этом. Поэтому возникает такая дилемма - время же ограничено - и то ли я буду тратить кучу усилий, искать переводчиков, выискивать какие-то деньги, отправлять в агентство переводы, или я буду писать книгу. Но если появится какая-то заинтересованность в этом у издательств - я открыт для такого. И если говорить о своих мечтах, то моя мечта - это чтобы мои книги вышли и на других языках.

Об электронной литературе

- Какое у тебя отношение к электронной литературе?

- Литература - одна. Есть разные форматы. Понятно, что появился некоторый процент читателей, которым удобнее потреблять литературу в электронном виде. Например, в Киеве для многих людей лимитирующим фактором для приобретения бумажных книг является то, что они снимают квартиры. И им время от времени приходится переезжать с квартиры на квартиру, поэтому неудобно таскать десять ящиков с книгами. Или кто-то едет в отпуск и не хочет везти с собой 5-10 книг, ему удобнее взять один Kindle. И это понятно. Но проблема в Украине заключается в пиратстве. И если издается электронная легальная версия - она сразу же появляется на торрентах. У меня было две книги, которые издавал «Клуб семейного досуга». Там можно было купить и бумажную версию, и электронную. Продажи электронных версий были очень малы. Но как только начиналась продаваться электронная версия - в тот же день она была уже на торрентах, и она убивала и электронные продажи, и продажи бумажных версий. Поэтому, когда меня спрашивают, почему нет электронных версий книг об Иване Карповиче, я отвечаю, что сейчас или есть бумажная книга, или вообще нет никакой. Люди говорят: «Вот нам удобнее читать электронную книгу». Я спрашиваю их: «Когда вы в последний раз покупали электронную книгу?» И 95% начинают краснеть и рассказывать, что «вот то, и вот это ...» Поэтому сейчас ситуация такая. Понимаю, что за электронной книгой будущее, но пока не в украинских условиях. В Америке или в Европе, где авторское право соблюдается, там более или менее нормально с этим. Показательная ситуация для меня в Америке. Там издатели столкнулись с проблемой: если они продают бумажную книгу в библиотеку, то, когда книга изнашивается, библиотека покупает новую. А если продать лицензию на электронную книгу, то все - она же не изнашивается! И издатели говорят: «Так нельзя». И библиотеки вместе с издателями достигли договоренности. Они посчитали, что бумажная книга изнашивается в среднем за 8 прочтений. И договорились, что после 8 прочтений электронной книги библиотеки должны купить снова эту же книгу.

- У тебя зимой был эксперимент: ты предлагал купить читателям у тебя электронные версии своих книг. Как он прошел?

- Средне. У меня есть два десятка текстов, на которые я до сих пор не могу найти издателя. Но они мне кажутся качественными, хорошими и интересными для читателей. Поэтому я попытался работать без издателей. Результаты были более чем умеренные: роман «Зона скальпов» - до 30 читателей, политический триллер «Жертва Украины» - до 25 читателей. Понятно, что экономика как таковая у проекта отсутствует. В том смысле, что писать для того, чтобы потом распространять книгу таким образом, не стоит. Ведь даже самые маленькие гонорары в украинских издательствах будут больше, чем ты продашь сам. Но, с другой стороны, если текст уже написан, он есть, то пусть лучше его прочитают 20-30 человек. И у тебя будут отзывы читателей, и книги не будут лежать у тебя дальше в компьютере, никому не известные. Поэтому в этом эксперименте был смысл, и я доволен. И я думаю, что я еще продолжу проект, потому что есть еще несколько сборников рассказов и романов, у которых пока нет издателя.

Новые тренды в издательстве

- Как ты относишься к экономике благодарности в издательской сфере, когда читатели платят после прочтения книги?

- Нормально отношусь. Любая инициатива - это классно. Но все случаи, когда эту инициативу применяли в Украине, были провальными. Есть такой киевский писатель Антон Санченко. Он несколько раз издавал свои произведения таким образом, и он посчитал, что только один процент от всех, кто загрузил книгу, его отблагодарил. То есть схема не работает. Я не знаю с чем это связано. Возможно, наши люди не привыкли платить в Интернете.

- Как ты относишься к краудфандингу в литературе?

- Отношусь хорошо, но если он работает. Опять же, в Украине успешных случаев краудфандинга отдельного автора я не знаю. Есть такое издательство «Комубук», которое делает перевод современной мировой классики. Какие-то сдвиги у них есть, но я так понимаю, что на нормальную экономику они еще не вышли. Первую серию книг они издали, но заявленной суммы, кажется, так ни разу и не собрали.

О писательстве

- Журналистика и писательство - в чем для тебя разница между этими двумя занятиями?

- Я считаю, что для общества одинаково ценна любая хорошо выполненная работа. Неважно, ты пишешь статьи, или пишешь книги, или делаешь колбасу, или дороги ремонтируешь ... Я не могу сказать, что работа журналиста важнее для общества, чем работа сантехника. Все важно. У меня нет такого понятия, что есть профессии лучшие и худшие. Есть хорошо сделанная работа и плохо сделанная. Сам я перешел из журналистики в писательство именно потому, что писательство мне нравилось больше. Я просто получаю больший кайф от того, что пишу книгу, чем от того, что пишу статьи. Долгое время я занимался тем и другим. А когда я уже более или менее смог зарабатывать на жизнь литературой - я перешел туда. Я искренне считаю, что очень важно, чтобы человек занимался тем делом, которое ему искренне нравится и от которого он получает кайф. Потому что мне кажется: очень много проблем у людей и у человечества от того, что люди занимаются тем, что им не нравится или не очень хорошо у них получается. Понимаю, что в литературе много минусов. Это профессия, которая не приведет к богатству или славе. Но я прекрасно понимаю, что занимаюсь делом, которое мне очень нравится, и это очень круто. И очень немногие в Украине могут себе это позволить.

- Если не богатство и не слава, то что ты ценишь в писательстве?

- Кайф. Мне нравится этим заниматься. На самом деле писать книги - это довольно тяжелая и однообразная работа. Ты просыпаешься и начинаешь писать 8 или 10 часов в день. Сидишь за компьютером и набираешь текст. Стимулы какие могут быть? А ты говоришь: я там 8 или 10 часов набираю текст, потом сажусь в «Порше», открываю Дом Периньон и несусь к побережью ... Или, например, выхожу из дома, а там стоит 20 девушек, и они начинают бросаться в меня лифчиками и визжат. И я, такой, думаю: «Да, это стоит того ...» Но ни толпу девушек, ни «Порше» литература не приносит. И мне кажется, что заниматься литературой сейчас в Украине будет тот человек, кого либо обстоятельства заставили, либо если человек получает от этого удовольствие. Я получаю от этого удовольствие. Если я день поработал и что-то хорошее написал - я хожу возбужденный, веселый и ложусь спать счастливым. Поэтому и пришел в литературу. В журналистике тоже не могу сказать, что это было какое-то отбывание номера и какая-то каторга. Но от литературы я гораздо больше получаю удовольствия, чем получал от журналистики.

Труд и творчество

- 8-10 часов работы – звучит, как трудодень. Как вообще труд сочетается с творчеством?

- Мне кажется, что это причудливая фантазия, что есть какое-то творчество, какое-то шампанское, пузырьки, цветы, весна. И есть труд, когда ты берешь лопату и херачишь. Есть такой русский писатель Рыбаков. Он говорил: «Чтоб написать - нужно писать». И мне кажется, что творчество, это когда ты садишься и работаешь. Я не верю в какое-то вдохновение, музу. Что-то должно прийти и тебя осенить. Ни фига не придет. Здесь так же, как в футболе. Если ты хочешь быть звездой - ты тренируешься, играешь, тренируешься, посвящаешь этому свою жизнь - и достигаешь успехов. Меня поразила история о Роналдо, когда он еще играл в «Манчестере». Охрана увидела, что кто-то бегает ночью по полю, и они подумали: кто-то пробрался на клубную базу. И они побежали арестовывать нарушителя. А оказалось, что это Роналдо отрабатывал штрафные. И он не говорил, что «я Роналдо - и я жду, пока придет муза или творчество, и она меня как-то поцелует в темечко. И я тогда буду забивать офигенные голы». Это херня. Чтобы забивать офигенные голы - надо ударить тысячу или 10 тысяч штрафных. И тогда ты сможешь забивать эти штрафные. Так же и с литературой ... Конечно, возможно, есть какие-то гении. Я уважаю и завидую людям, которые пишут свой первый роман - и он расходится весь. Я написал 4 или 5 романов перед тем, как у меня стали выходить романы, качеством которых я удовлетворен. До этого был шлак. И для меня творчество - это труд. Нет деления: это работа, а это творчество. Творчество равно работе. И работа равна творчеству.

- Как ты относишься к такому понятию, как муки творчества?

- Такое случается, особенно когда бывает сложная сюжетная коллизия и тебе нужно все свести вместе. И ты стопоришься. И ты не знаешь, как это сделать. И ты ходишь день, два, неделю. Но это проблемы, которые возникают в любой работе. И здесь мое главное правило - не отступать. Есть проблема - и я не отступлю, пока не решу ее. Очень редко бывает (кажется, раз или два) что я переключаюсь на другой проект. А так, в основном, стараюсь дожать, понять, как это сделать.

- Ты упомянул о гениях. Как ты относишься к понятию «гениальности»?

- Мне кажется, что гениальность - это как красота. Есть свои плюсы и свои. Это одновременно и дар, и бремя. Кажется, что классно быть гением, но на самом деле гением быть трудно. Я доволен тем, что я не гений. Так спокойнее. Увлекаюсь гениями, но не завидую им.

О чтении книг и про жанры

- Кого ты читаешь?

- Читаю я много. Стараюсь читать много. Сейчас родилась дочь, поэтому времени на чтение стало меньше. Но я думаю, что она немножко подрастет, и я вернусь в ритм. Считаю, что для писателя чтение - это как для футболиста тренировки. Если хочешь быть хорошим писателем - ты должен много читать. Для меня это аксиома. И у меня такой устоявшийся ритм: я читаю через один художественную литературу и научно-популярную литературу. У меня есть несколько любимых тем среди научно-популярной литературы. Например, антропогенез, теории эволюции, космология и др. Относительно художественной литературы, то, во-первых, стараюсь отслеживать то, что пишут коллеги здесь, в Украине. Дважды в год езжу на книжные выставки и там стараюсь покупать новинки тех авторов, за которыми слежу. Также читаю довольно много различных иностранных авторов. Я могу почитать и детектив, хотя чистый детектив не очень люблю, потому что считаю достаточно пресноватым. А так, просто читаю хорошую литературу, потому что хороших писателей сейчас очень много. У меня дома в библиотеке стоит с полсотни книг, которые я до сих пор не прочитал, и еще в «читалке» с полсотни файлов, которые тоже хочу почитать. Если по фамилиям, то их очень много. У меня нет одного или двух любимых авторов.

- С каким жанром ты себя ассоциируешь?

- Мне кажется, что жанр у меня один - это литература. Я очень не люблю, когда пытаются определить шаблон - «ты фантаст», а ты - «детективщик», а ты - «любовные романы», а ты - «триллер». Мне как-то грустно быть в одном жанре. Почему грустно? Потому что, во-первых, каждый жанр - это такие устойчивые правила. Например, еще во времена Агаты Кристи придумали, что в детективе убийца не может быть дворецким. Почему так? Что за фигня! Напротив, напиши классный роман, в котором убийца - дворецкий. Это круто! Мне интересно работать между жанрами. Вот эпопея об Иване Карповиче. Ее позиционировали сначала как детектив. Но на самом деле это приключенческий роман с элементами и детектива, и романтическими моментами, и что-то от хоррора, а иногда с фантастическими элементами. Метафора моего романа - это борщ. Борщ благодаря чему вкусный? В борщ ты используешь почти все, что растет у тебя на огороде. И я хочу, чтобы мои книги были как борщ. Чтобы это не была какая-то монодиета, где «плавает один только картофель вареный». А здесь будет и картофель, и лук, и свекла, и морковь, и фасоль, и чего только там не будет. Я не люблю моножанровости. Люблю играть жанрами, сочетать их. И мне кажется, что в сочетании жанров могут рождаться красивые и очень интересные вещи. Хотя понимаю, что для одних людей это неприемлемо. И они говорят: «Мы хотим детектива. И дворецкий не может быть убийцей. И в конце должно быть разумное объяснение того, что произошло». Я говорю им: «Чуваки, вы вот живете в реальном мире. Часто у вас есть объяснение тому, что произошло?» Нет, часто ты не знаешь, почему это произошло. Просто произошло, и все. Мне кажется - это моя фишка - междисциплинарность, межжанровость.

Зачем писать книги

- Есть такое мнение: «Зачем писать книги, если их уже столько написано, что ни один человек за всю жизнь не сможет их прочитать?» Как ты относишься к этой мысли?

- А зачем жить, если уже столько людей прожило жизнь? Зачем вообще что-то делать? А зачем шить ботинки? Столько ботинок уже произведено - ходи в секонд и покупай туфли. Мне кажется, что писать - это как растить хлеб. Это одно из занятий, которое присуще человечеству. Если в каком-то обществе прекратят писать тексты, то это означает, что какие-то очень большие проблемы есть в обществе. Это во-первых. А во-вторых, как я уже говорил, мне интересно писать. И даже если бы мне сказали: «Владюша, все, на фиг не нужны твои тексты, все хорошие книги уже написаны», я бы все равно писал дальше. Потому что, во-первых, это интересно. А во-вторых, это единственное, что наполняет мою жизнь. И я не могу себя представить человеком, который не пишет. А чем тогда заниматься в жизни?

- Как стать писателем? Можно ли им стать и надо ли?

- Можно стать. А надо ли – это каждый должен решать сам для себя. Надо не смотреть на мир в розовых очках, надо понимать, что писатель – это трудно. Вот, например, я начал писать в 1998 году, а первая моя книга, которая была издана не мной, а издательством, вышла в 2011 году. Если ты простой смертный, а не гений, то ты должен быть готов к тому, что придется довольно долго работать. Не факт, что ты выпишешься. Потому что иногда может быть так, что у тебя нет склонности к этому или умения. Иногда бывает, что человек тратит на это очень много времени, очень много усилий, а результат – так себе. И тогда очень важно изменить вид деятельности. Мне кажется, что у каждого человека есть одна, а может, не одна сфера, где он может добиться успеха, состояться как профессионал и делать что-то хорошее. Если ты найдешь это, если писательство - это именно то, и ты получаешь от этого удовольствие и видишь, что люди, которые читают, тоже получают удовольствие, - это все, становись писателем. Все будет о’кей. А если тебе не нравится писать и ты себя заставляешь, то ты долго не протянешь. Я думаю, что тот, кто должен быть писателем, станет им. Возможностей чисто технических сейчас много. Несмотря на экономический кризис, мне кажется, что издательская отрасль в Украине - это сейчас растущая индустрия. Поэтому, если ты кайфуешь от этого, если тебе нравится писать, то вперед и с песней и ты достигнешь этого.

view counter

По тематике

Мама-сказочница
09.01.2013 18:19

Мама-сказочница

Високосный 2012-й для Анны Коршуновой стал весьма счастливым: за этот год она издала сразу три свои книги для детей... 1

Автостопом на край света
20.04.2011 17:12

Автостопом на край света

Доверяй, но проверяй — таким принципом руководствуется Александр Волощук, путешественник, журналист, писатель, стремящийся познать мир, а не его интерпретации...

view counter
view counter
view counter
view counter
8
Над Соборной вешают сотни зонтиков
Над Соборной вешают сотни зонтиков
Над Соборной вешают сотни зонтиков
Над Соборной вешают сотни зонтиков
Над Соборной вешают сотни зонтиков
Над Соборной вешают сотни зонтиков
30
Национальная сборная Украины по хоккею на траве сыграла с клубом «Sharjah Tigers»
Национальная сборная Украины по хоккею на траве сыграла с клубом «Sharjah Tigers»
Национальная сборная Украины по хоккею на траве сыграла с клубом «Sharjah Tigers»
Национальная сборная Украины по хоккею на траве сыграла с клубом «Sharjah Tigers»
Национальная сборная Украины по хоккею на траве сыграла с клубом «Sharjah Tigers»
Национальная сборная Украины по хоккею на траве сыграла с клубом «Sharjah Tigers»
17
Чемпионат Украины по хоккею на траве
Чемпионат Украины по хоккею на траве
Чемпионат Украины по хоккею на траве
Чемпионат Украины по хоккею на траве
Чемпионат Украины по хоккею на траве
Чемпионат Украины по хоккею на траве
12
В Сумах прошел чемпионат Украины по художественной гимнастике
В Сумах прошел чемпионат Украины по художественной гимнастике
В Сумах прошел чемпионат Украины по художественной гимнастике
В Сумах прошел чемпионат Украины по художественной гимнастике
В Сумах прошел чемпионат Украины по художественной гимнастике
В Сумах прошел чемпионат Украины по художественной гимнастике
7
"Барса" (Сумы) - "Арсенал-Киев" (Киев) - 1:0
"Барса" (Сумы) - "Арсенал-Киев" (Киев) - 1:0
"Барса" (Сумы) - "Арсенал-Киев" (Киев) - 1:0
"Барса" (Сумы) - "Арсенал-Киев" (Киев) - 1:0
"Барса" (Сумы) - "Арсенал-Киев" (Киев) - 1:0
"Барса" (Сумы) - "Арсенал-Киев" (Киев) - 1:0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.